Главная - Энциклопедия коммунизма - Китай и Индия: что лучше, 58 лет коммунизма или 60 лет независимости?
template ."/tools.php");?>


Китай и Индия: что лучше, 58 лет коммунизма или 60 лет независимости?
Красное движение - Энциклопедия коммунизма

китай и индия: что лучше, 58 лет коммунизма или 60 лет независимости?

Индия и Китай образовались как современные государства почти одновременно: первая получила независимость в августе 1947 г., в Китае в это время подходила к концу гражданская война, и вскоре председатель Мао провозгласил на площади Тяньаньмэнь образование КНР 1-го октября 1949-го. Эти два события стали вершинами пробуждения Азии и ознаменовали необратимый распад мировой колониальной системы. Тогда в самом начале была холодная война, которую обе страны постарались перезимовать с наименьшими для себя потерями и проблемами выбора. Впрочем, в СССР считалось, особенно поначалу, до конфликтов с Китаем, что обе азиатские державы почти на нашей стороне, и поэтому подсчет населения двух противоборствующих лагерей, как помнится из школьного курса экономической географии, всегда был не в пользу золотого миллиарда . С обеими странами и народами мы были братьями навек, обеим поставляли и поставляем оружие, покупаем на рынке китайский ширпотреб, еще артиста знаем, Радж Капура, и касту йогов, странную из каст.

Пожалуй, индийского Чаплина - Капура уже многие забыли, теперь гораздо привлекательней выглядят рекламируемые туры на Гоа и в Агру. Из впечатлений от этих мест и процветающего IT центра в Бангалоре, в основном, и складывается светлый имидж Индии в глазах обывателя. Темный создается из сообщений о терактах и крушениях поездов, военных действиях в Кашмире, гонки вооружений с Пакинстаном. Индийскую нужду в современном оружии Россия довольно успешно использует в своих целях. Впрочем, рассказы об ужасающей нищете и скученности индийских городов так или иначе проникают в массовое представление об Индии. Сложнее то, что в самой Индии этого мало кто стесняется или стыдится. Перед современными офисными зданиями Нового Дели и Бомбея ходят водоносы и носильщики со средневековыми тачками. В Китае люди этих вымирающих профессий, конечно, тоже есть, но их, по крайней мере, не видно в центре мегаполисов.

И наоборот, лихорадочно готовящийся к олимпиаде Пекин, сверкающие новенькими небоскребами Шанхай и Шеньчжэнь создают почти радужное впечатление о коммунистическом капитализме китайцев, которые умело скрывают свои недостатки за блестящим фасадом. Честь и семья превыше всего - характеризует китайцев герой Джеки Чана, сравнивая их с индийцами. Нельзя ударить в грязь лицом перед всем миром, когда размер страны и населения потталкивают нацию с сверхдержавному статусу. В Китае нельзя терять лицо любой ценой. Отсюда вездесущая показуха, особенно в туристических и международных местах. В Индии сверхдержавная честь и непомерная национальная гордость как-то не особо заметны в списке национальных проектов, поэтому нищета и грязь повсеместны. Отсюда и выводы массового сознания в не в пользу индийской демократии.

В странах с населением более миллиарда, причем не равномерно распределенном, а сконцентрированном в относительно небольших перенаселенных провинциях и крупных городах, поддерживать порядок в любой сфере жизни ужасно трудно. Нужно делегировать полномочия по поддержанию устойчивости жизненных устоев как можно большему количеству людей. На Западе это обычно зовется демократией и гражданским обществом, но в названных странах присутствуют местные особенности. В Индии достаточно развитая многопартийная демократия: каждый нищий и неприкасаемый, в принципе, имеет право голоса и может хоть как-то влиять на политиков, поэтому радикальные реформы там можно проводить только после достижения общественного консенсуса. Сложнее насчет гражданского общества в стране, где большинство населения находится за чертой бедности, но бизнес элита уж точно может через политиков лоббировать свои интересы.

В Китае царит однопартийный коммунизм. Если партия считает нужным, она организует компанию за проведение олимпиады, строительство крупнейшей в мире ГЭС с переселением миллиона людей из района затопления или закупку в Германии коммерчески разорительных поездов на магнитной подушке. Большинство людей может голосовать разве что за уже одобренных парткомом делегатов на съезд КПК. Но в этих обществах существуют сильно развитые традиционные способы поддержания порядка, причем такое впечатление, что в Китае они развернуты в сторону модернизации страны, а в Индии - на поддержание традиций и status quo. Обе страны известны своими непроходимыми бюрократиями. Однако в Китае любую проблему, вплоть до обнуления налогов, можно быстро решить, если договориться на самом верху. Далее командная система сработает автоматически. В демократической Индии аналогичную проблему надо решать с каждым местным бюрократом в отдельности, плюс в каждом штате свои порядки, законы и налоги. В итоге, при наличии одинаково дешевой и многочисленной рабочей силы, акулы капитализма - международные корпорации явно предпочитают переводить производственные линии в коммунистический Китай, а не в демократическую Индию.

У индийцев и китайцев семья и родня играют примерно одинаковую фундаментальную и направляющую роль в формировании и повседневной жизни человека, разве что у последних матери все реже и реже подбирают сыновьям будущих жен, а после десятилетий коммунизма с его равенством полов и политикой одна семья - один ребенок женщины в большинстве своем работают наравне с мужчинами, будь то стройка или министерство. Этого не наблюдается в Индии, где дамы в основном сидят дома и которую, по иронии судьбы, долгое время возглавляла выбранная демократическим путем женщина - Индира Ганди. А вот в плане политики и управления большими массами людей китайцам сильно помогают недовыкорчеванные комунистами конфуцианские традиции, базирующиеся на уважении к существующему порядку, и как ни странно, китайский остаточный коммунизм.

Мы привыкли считать, что коммунизм как идеология и социальный порядок в основном неэффективны в мирное время, в условиях потребительского общества и постиндустриальной экономики. Но дело в том, что общество потребления в Китае и в Индии имеет отношение максимум к 8-15 процентам населения, экономика этих стран в основном индустриальная, а в Индии, так и во многом еще и доиндустриальная. Добавьте к этом серьезную готовность Индии к войне с Пакистаном, а Китая - к возможности присоединения Тайваня военными средствами. Тем не менее, Индия - самая населенная демократия мира, а в Китае членов безраздельно правящей в стране компартии больше, чем всех британцев или французов вместе взятых.

С одной стороны, надо признать, что самим китайцам и индусам виднее, в какой социальной системе им жить. С другой стороны, нельзя отбрасывать исторические традиции. Демократия в Индию привнесена британскими колонизаторами и простым фактом, что большинство деятелей индийской элиты, начиная от изображенного на всех банкнотах отца нации Махатмы Ганди до не имеющей с ним никакого родства Индиры Ганди, учились в Британии. В Китае же наоборот, многие политики учились в СССР, который в 1930-50-е годы горячо поддерживал китайских коммунистов, пока они не бросили вызов Старшему Брату. В свое время Дэн Сяопина поразил пример британского демократического Гонконга, в котором всего лишь на другом берегу реки крестьянин имел доход в сто раз больший, чем его китайский собрат, тем не менее родоначальник китайских реформ безжалостно вытравил желание студентов установить в Китае демократию в 1989 г. Так что индийская демократия и китайский коммунизм осознанно выбраны политическими элитами (я не говорю народами, поскольку безмолствующее большинство и там, и там занято борьбой за выживание), хотя и не без помощи исторических обстоятельств, и пока устраивают население этих стран. Другое дело, как эти две системы помогают или мешают двигаться по пути прогресса и постепенно догонять более развитые страны.

Индия миновала все выверты маоизма с его большими скачками, голодом, культурными революциями и практически потерянными годами строительства коммунизма. С другой стороны, при равных стартовых условиях 1940-х годов и учетом того, что Китай потерял 1950-1970-е годы на поиск черной кошки в темной комнате, сегодняшние цифры ВВП на душу населения в Китае превосходят индийские в два раза. От голода и эпидемий в Индии люди умирают до сих пор, 47 процентов индийских детей недоедают, тогда как в Китае эти типичные проблемы стран третьего мира удалось решить. И дело не только в том, что разбогатевшие в Америке, Гонконге и Сингапуре хуацяо инвестируют свои капиталы в экономику КНР, а богатые индийцы почему-то покупают украинскую Криворожсталь. Хотя здесь есть известный фактор: Лакшми Миттала в Индии скорее похвалят за то, что он не отдал люксембургский стальной холдинг Alcelor российской Северстали, а вот любого китайского миллиардера коммунисты могли бы за это сильно прижать и даже направить на шитье рукавиц.

Китайские достижения последних 25 лет явно выглядят предпочтительнее для стороннего наблюдателя, чем индийские за все 60 лет независимости, в основном за счет того, что китайская коммунистическая элита и значительная часть общества мобилизованы на модернизацию страны, хоть и довольно зрячее, но подражание Западу, заимствование западных технологий, жизненных и культурных стандартов, превращение Китая в глобальную сверхдержаву, погоню за Америкой в цифрах ВВП, в космосе, в спорте, в военной сфере. В Индии скорее доминирует настрой на то, чтобы жить мирно, спокойно и по своему, в лучшем случае, через ядерное сдерживание наладить отношения с Пакистаном, а о догнать и перегнать размышляют разве что политики и бизнесмены, вроде Тата или Миттала, думающих, какой бы еще завод в Европе прикупить. Возможно, что начавшийся в последние годы бурный экономический рост подстегнет международные интересы и аппетиты индийских деловых и политических кругов, но пока у них полно головной боли внутри страны.

В Индии за 60 лет независимости не удалось решить практически ни одну внутреннюю проблему от контрастов урбанизации и повальной деревенской нищеты до ситуации в Кашмире и борьбы с терроризмом, не говоря уж про международные, как-то место Совбезе ООН или трения с соседними странами. Из неоспоримых современных достижений второй по величине нации мира можно назвать пожалуй только независимость, всемирную славу Ганди, самую крупную киноиндустрию в мире, работающую, правда, на внутренний рынок, - Болливуд в недавно переименованном Мумбае. В последние годы поднялась IT индустрия в Бангалоре, Мумбае, Хайдарабаде и Ченнае, но в нее вовлечены мизерные доли процента населения - высокообразованные технари.

Взять хотя бы количество олимпийских медалей в Афинах, этот показатель глобальных амбиций нации у Индии минимальный, наравне с Парагваем и Гонконгом - 1 серебро в стрельбе. На весь миллиард жителей. Глобальные амбиции уже привели китайцев в тройку лидеров. Их система развития большого спорта, заимствованная из СССР, принесла в Афинах 63 медали. Телеканалы в Поднебесной заполнены рекламой с участием олимпийских чемпионов, в Индии - никому неизвестных за пределами республики болливудских звезд. Судя по настроениям в китайском обществе, через год в Пекине хозяева постараются по медалям превзойти американцев.

Китайцы за последние 25 лет вывели из бедности большинство населения, превратились в основных мировых экспортеров ширпотреба, избавились от призрака колониального прошлого, возвратив себе Гонконг и Макао, подняли престиж нации и частично удовлетворили национальную гордость, развив космическую индустрию и получив олимпийские игры 2008 г. Теперь они строят реальные планы на присоединение Тайваня и глобальное лидерство. Индия же только-только начала замиряться с некогда своими провинциями - Пакистаном и Бангладеш. Политическая нестабильность на макроуровне мешает индийцам решать свои насущные проблемы. Индийские города, даже такие международные бизнес-центры как Дели и Мумбай выглядят запущено по сравнению с китайскими соперниками - Пекином, Шанхаем и Гуанчжоу. Крупные туристические центры вроде Агры и Джайпура - какие-то сиротки по сравнению с ухоженными китайскими аналогами типа Циндао или Сяменя (по численности населения все это многомилионные города), где просто хочется остановиться и прожить несколько дней. Из Агры и Джайпура в конце дня хочется уехать назад в Дели, что, к сожалению, большинство туристов и делает. В китайских городах, по крайней мере, нормальные тротуары и асфальтовое или бетонное покрытие на всех улицах, в крупных индийских городах ходить приходится по проезжей части, и везде полным-полно грунтовых улиц или асфальт только местами просвечивает. В индийский городской автобус страшно зайти, даже если оттуда не свисают пассажиры. В китайском уже велика вероятность смотреть по телевизору туповатый гонкогский боевик, если конечно автобус не переполнен.

Вокзалы в индийских и китайских крупных городах одинаково перенаселены, и множество пассажиров спят прямо на полу. Однако китайские станции и чище, и гораздо современнее обустроены. На станции New Delhi, которая на самом деле находится в Старом Дели, количество пассажиров на платформе и крыс, шныряющих в это время по путям, примерно одинаково. Подобной толерантности к грызунам в Китае все-таки нет, хотя буддистские нравы одинаково не поощряют убийства любых живых существ в обеих странах. На входах в вокзалы и станции стоят металлоискатели, но в Китае они работают, а в Индии нет. Возможно, после недавнего взрыва в поезде дружбы между Дели и пакистанским Лахором, после которого индийская демократическая пресса обрушилась на службы безопасности железных дорог, ситуация изменится. Однако сам факт, что в индийском поезде, автобусе, аэропорте, музее может что-то взорваться, не добавляет оптимизма, также как и постоянные просьбы охранников раскрыть сумку и показать ее содержание. В Китае теракты исключительно редки, так что атмосфера в местах скопления народа в целом спокойная, и полиция никого не обыскивает на входе. При внешне одинаковой хаотичности вокзальной жизни в обеих странах, иностранцу купить билет на поезд легче в неанглоговорящем Китае, чем в Индии, с ее полуофициальным статусом английского языка, просто потому, что часто билет можно купить только у посредников.

Все объясняется просто, любой китайский рынок, будь то транспортный или товарный, хоть как-то регулируется государством. В Индии полная демократическая свобода, которая часто оборачивается хаосом. Пофигизма и откровенного рвачества хватает в обеих странах, но в Китае любого начальника еще можно пропесочить по партийной линии, поэтому основные общественные и коммунальные службы худо-бедно функционируют, и люди там скорее выполняют некий, завещанный инстинктивным конфуцианским мировоззрением, служебный долг, нежели, как говорит Путин, ищут служебную ренту. Китайский таксист с большой долей вероятности включит счетчик, отсчитает сдачу до полюани и чего доброго откажется от чаевых. Примерно такой же кодекс чести действует и в ресторанах. В индийском же такси счетчика или нет, или он не работает , или водитель покажет на цену в 19,30 рупии и потребует 193. В индийском ресторане чаевые, конечно, в открытую не просят, но практически всегда либо вписывают лишнее блюдо в счет, либо проставляют цену, отличную от той, что в меню.

Уровень самоорганизации публичных пространств и общественного сознания в обеих странах невысок. Поэтому за пределами своего дома мусорят все и вся, но в Китае партийные органы надзирают за работой коммунальных служб, и чистота на городских улицах как-то поддерживается. В Индии хорошо, если уборщики вообще есть, даже в крупных городах. В сотне метров от всемирно известных Ворот в Индию в Мумбае, через которые церемонно покинул страну последний полк британских колонизаторов, дневной отлив обнажает тонны мусора. Обычно владельцы лавок и продавцы просто подметают площадку у входа в магазинчик. А тот факт, что эта грязь лежит всего в пяти метрах и все равно отпугивает покупателя, до них как-то еще не доходит, тогда как чистота китайских торговых центров уже начинает соперничать с западной. Заметные кучи мусора возле китайского магазина рано или поздно привлекут полицию, в Индии - только нищих, коров, собак и свиней. Причем речь идет о мелких городишках в Китае (в больших - многое уже функционирует по западному, опять же, нельзя терять лицо), в Индии же - о мегаполисах.

Даже в относительно маленьких китайских городах уже, как грибы после дождя, появляются целые улицы, рассчитанные на потребителей из среднего класса, современные многоквартирные дома с подземными гаражами, бесконечные торговые центры, рестораны, супермаркеты. Для сравнения, в почти двухмиллионной Агре, с такой жемчужиной Индии, как Тадж Махал, нет супермаркетов, не говоря уж о вылизанной high street с лениво прогуливающимися по ней буржуа с отпрысками. Взрослые в основном снуют по улицам в поисках заработка, дети десятками сбегаются навстречу иностранцу с криками hello, money. В Китае немногочисленная ребятня еще может из чистого любопытства поволочиться за туристом, но в самых что ни на есть медвежьих углах, а не у Китайской стены или храма Неба в Пекине. Политика ограничения рождаемости приводит к тому, что каких-то абсолютно неприкаянных уличных ребятишек на китайских улицах почти нет. Малолетние побирушки уже четвертого поколения независимой Индии - это то, что китайцы всегда приводят в пример, оправдывая политику один ребенок в городской семье.

Атрибуты цивилизованной жизни с хорошим асфальтом, парковками и супермаркетами добираются уже и до китайских заштатных городков с населением в 200, а то и 100 тысяч, в индийских аналогах еще только начинают укладывать асфальт на центральных улицах. По всем впечатлением, Индия отстает от Китая в развитии лет на 10-15, как раз для Индии удвоить ВВП при нынешних темпах. Но Китай за это время уйдет вперед. Другое дело, что эти тысячелетние цивилизации в отношениях друг с другом измеряют время веками, в крайнем случае, 60-летними циклами лунного календаря. Но китайсие компании уже начали инвестировать в Индию, а индийцам пока нечего предложить. Китайский партийный и государственный контроль - это конечно не западная самоорганизация общества, но все же серьезный фактор в деле организации современной жизни и модернизационных процессов. Опыт таких развитых китайских анклавов как Сингапур, Гонконг (даже с их гигантскими штрафами за плевки и жвачку) и Тайвань дает материковым китайцам хороший пример, что можно организовать жизнь на высоком уровне и в самой Поднебесной. И большинство китайцев верят в то, что этот сингапурский уровень лет через 15-20 будет достигнут уж если не в отсталых районах, то, по крайней мере, в мегаполисах восточного побережья и провинциальных центрах. Можно приписать этот оптимизм влиянию государственной коммунистической пропаганды, и скорее всего, без этого не обошлось.

У индийцев, живущих очень бедно, но при довольно развитой демократии, нет и этого, как нет перед глазами и успешных модернизационных примеров, поэтому мобилизовать демократическое индийское общество на что-то вроде завоевания 60 олимпийских медалей в Пекине или полетов в космос просто невозможно. Нет высокоразвитых стран с доминирующей индийской культурой. Пожалуй, самыми развитыми районами проживания индийцев являются маленькие Индии в Сингапуре и северо-американских городах. И наоборот, сама Индия с ее неэффективной демократией, гигантскими социальными контрастами в пределах одного городского квартала служит отрицательным примером для китайцев, как не надо организовывать жизнь. В Китае контрасты не менее душераздирающие, но для того, чтобы их увидеть, надо отъехать на много остановок от центра города. Другим примером, как не надо вводить продвинутые новшества в неподготовленной стране и как быстро можно потерять статус великой державы, к сожалению, является перестроечный СССР и Россия. Китайский путь модернизации не столь демократичен, как хотелось бы многим даже в самом Китае, но по своему эффективен и, кажется, пока успешнее индийского и, в любом случае, менее катастрофичен, чем советско-российский.

Опыт показывает, что просвещенные коммунисты, несмотря на не меньшую укорененность в своей культуре, чем индийцы в своей, намного переимчивее последних. Даже при настороженном, а порой и просто враждебном, отношении к Японии, Южной Корее и США, китайцы чувствуют, что люди в этих странах живут в целом лучше и богаче жителей Поднебесной. И у них возникает какое-то инстинктивное желание, как в караоке, петь под их музыку и жить, как более продвинутые нации, хотя это подражание чисто внешнее: отсюда повальное увлечение тем же караоке, корейскими мыльными операми, японской и корейской модой и электроникой, пусть и сделанной в Китае. Китайцы, болеющие за Манчестер Юнайтэд и массово смотрящие матчи NBA, делают это и потому что нравится и потому что это запретный плод. Повальный плагиат студенческих дипломов и научных работ, изучение английского языка целыми стадионами, повторяющими фразы за каким-то местным гуру кашпировского типа, - это чисто китайское явление, основанное на привитой в школе привычке повторять произношение и написание тысяч иероглифов. В Индии тоже начинают смотреть голливудские фильмы, по крайней мере, они уже доступны на DVD, но в Китае они уже доступны бесплатно на пиратских вэбсайтах.

Индийцы довольно бережно сохраняют свою культуру и жизненный стиль. Они наверняка понимают, что к западным стандартам жизни их явно не приближают все эти нищие, коровы, собаки, грязь на улицах, публичные прачечные, обшарпанные поезда и автобусы, рикши, чудовищная толчея на рынках, открытые туалеты на улицах, микроскопические магазинчики с хамоватыми продавцами, полнейшая антисанитария в общепите, неодобрительное отношение к алкоголю и ночным посиделкам в барах-ресторанах, абсурдные бюрократические процедуры, когда для покупки билета на поезд или после сеанса в интернет-кафе нужно заполнить анкету, а в гостиничной книге требуется вписать не только свой адрес в России, но и адрес родителей, как будто это кому-то нужно. Многие индийские бизнесмены, программисты, да и просто образованные люди, побывавшие за границей, это уже почувствовали. Но быстрых перемен в жизни на западный манер ждать не приходится, потому что этого нет в государственной повестке дня. Китайцы, наоборот, видя под боком успехи Гонконга и Тайваня, стараются уже сейчас внедрять западные практики не только в свои пятилетние планы, но и в повседневную жизнь.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Социалистические революции в мире:

News image

Революция

Общие сведения. Революция является коренным преобразованием в какой-либо сфере человеческой деятельности. Речь идёт о радикальном, коренном, глубоком, качес...

News image

Культурная революция

Культурная революция — понятие «К. р.» впервые ввел в марксистскую науку в 1923 г. В

News image

Сущность дьявольского культа китайской коммунистической партии

Предисловие Крах социалистического блока вслед за крахом Советского Союза в начале 1990-х годов отметил падение коммунизма спустя почти столетие со дня его...

Коммунизм:

Коммунизм как он есть

News image

Коммунистическая идея возникает в западно-европейской политической мысли и получает всемирное распространение только по мере всемирно...

Декабристы

News image

Декабристы — русские революционеры, поднявшие в декабре 1825 года восстание против самодержавия и крепостничества и получившие назван...

Ликвидация эксплуататорских классов

News image

Ликвидация эксплуататорских классов — главная социальная задача революции социалистической и переходного периода от капитализма к ...

Венгерская Советская Республика

News image

Венге рская Сове тская Респу блика (венг. Magyarországi Tanácsköztársaság) — политический режим, сущ...

More in: Энциклопедия коммунизма

Хроники революций:

Биография Мао Дзедуна

News image

Мао Дзедун (1883 - 1976) Мао Дзедун (1883 - 1976) основал Китайскую Народную Республику  в  1949 году. Он также был одним из ...

Октябрьская революция

News image

Октя брьская револю ция (полное официальное название в СССР — Вели кая Октя брьская социалисти ческая револю ция, альтернативные...

Гуанчжоуское восстание 1927

News image

Гуанчжоуское восстание 1927, Кантонская коммуна, вооружённое выступление рабочих и солдат в г. Гуанчжоу (Кантон) 11—13 декабря 1...

РЕЛИГИЯ И РЕВОЛЮЦИОННАЯ ИДЕОЛОГИЯ

News image

«Если немногие места из Библии и могут быть истолкованы в пользу коммунизма, то весь дух ее учения, однако, совершенно враждебен...

ОФИЦИАЛЬНАЯ ПРОПАГАНДА В КНДР: ИДЕИ И МЕТОДЫ

News image

В современном мире трудно, если не невозможно, найти страну, которая могла бы соперничать с КНДР по интенсивности пропагандистск...

Октябрьское вооружённое восстание в Москве 1917

News image

Октя брьское вооружённое восста ние в Москве — вооружённое выступление большевиков в Москве, проходившее с 25 октября (7 ноября...

Красное движение:

Красная угроза

News image

«Красная угроза» — название двух периодов антикоммунизма в истории Соединённых Штатов. Первый период относится к 1917—1920 годам, второй о...

Красное движение. Красный и белый террор

News image

В настоящее время мы пришли к пониманию того, что гражданская война — это братоубийственная война. Однако вопрос о том, какие силы противо...

ВЦСПС

News image

ВЦСПС, ЦК ВЦСПС - аббревиатура Всесоюзного центрального совета профессиональных союзов (аббревиатура). Данная организация - главный орган ...